.......................................................................................................................................................................................

.............................................................................................................................................................
..............постоянные авторы форума получают бонусы от клуба- сборники, баллы, ссылки
. ......................
.. = = = ..... в
ходы на форум _ ............

[][ Чердак и подвал ::литературный форум Стихи ру

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [][ Чердак и подвал ::литературный форум Стихи ру » Геном-Екклезиаст рассказы » ТИГР, ( из романа "НЕМОТИВИРОВАННАЯ АГРЕССИЯ")


ТИГР, ( из романа "НЕМОТИВИРОВАННАЯ АГРЕССИЯ")

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

КОТОРЫЙ СКОРО ПРИЕДЕТ ИЗ БЕНГАЛИИ

будет отличаться крайне неуживчивым характером. Работники Московского Зоопарка, где тигру, который скоро приедет из Бенгалии, будет выделена отдельная клетка под номером 69, дадут ему прозвище Шухер. Целыми днями он будет ходить по клетке и бить себя по бокам хвостом. Иногда он будет останавливаться и рычать на детей, которые станут поднимать громкий рев из-за того, что тигр, который скоро приедет из Бенгалии  не захочет есть обслюнявленные детские конфеты. Тигр, который скоро приедет из Бенгалии, никогда не ел конфет. В джунглях не растут конфеты. Вот дети туда иногда заходят. Но конфет у них нет. У детей Бенгалии, которые шляются по джунглям, не бывает конфет. Зато у них бывает рахит. Детей тигр ел. За свою жизнь он съел около восьми детей. И у каждого из них был рахит. Несмотря на такое обилие съеденных рахитов сам тигр, который скоро приедет из Бенгалии, никакого рахита не имеет. Он полностью здоров. Но не весел. И не жизнерадостен. И с тоской смотрит на восход солнца.

  ***

       - Шуддходана, ты куда?
       - Я в джунгли, мама.
       - Что ты забыл в джунглях, Шуддходана? Малярию?
       - Я пойду погуляю, мама. Может быть, я поймаю змею нам на ужин.
       - Мы и без змеи проживем. В джунглях опасно.
       - Какая опасность, мама? Я знаю их, как свои пять пальцев.
       - Раз ты знаешь их, как свои пять пальцев, то ты знаешь и о тигре, который в них бродит.
       - Мама, нет никакого тигра.
       - Нет, есть. Огромный полосатый тигр. Этот тигр ест всех маленьких детей, которых встречает.
       - Мама, я был в джунглях сотни раз, и никакого тигра я там не встретил.
       - Смотри, Шуддходана. Я тебя предупреждала.
       - Но мама, мне так скучно.
       - Если тебе скучно, помоги мне по хозяйству.
       - Мне скучно помогать по хозяйству, мама. Я ведь ребенок.
       - Ну, тогда иди, Шуддходана. Иди. И пусть тебе встретится тигр.

ПОЧЕМУ?

     В Московском Зоопарке тигр, который скоро приедет из Бенгалии категорически откажется размножаться. Несмотря на все ухищрения опытных зоотехников и специалистов по тигриному размножению спаривания так и не произойдет. Специалисты будут в унынии. Им так хотелось заполучить тигренка. Сохранение породы. Тигр, который скоро приедет из Бенгалии, принадлежит к вымирающему виду. Некоторые считают, что он вообще является единственным представителем своего вида. Поэтому размножение в данном случае является не только внутренним интересом работников Московского Зоопарка, но и общенаучным интересом. Нежелание тигра, который скоро приедет из Бенгалии, спариваться поставит крест на этом интересе. Род оборвется. И ничего с этим нельзя будет поделать.

СКВОЗЬ ДЖУНГЛИ ПОД ВЗГЛЯДАМИ ОБЕЗЬЯН

     Дорога извивалась, уводя вглубь джунглей, которые были живы, полнились криками, шевелили лианами. Мимо лица то и дело проносились разноцветные птицы, не замолкавшие ни на секунду. С верхушек деревьев из листьев смотрели обезьяны. Иногда настороженно, но обычно равнодушно. Обезьяны либо ели, либо чесались. Остальные вещи их не волновали. Лишь иногда внезапный крик сообщал всем остальным, что кто-то из их зазевавшихся сородичей достался на обед удаву. Тогда обезьяны как по команде срывались со своего места и начинали спешное перемещение. Кто-то лез вверх, кто-то перепрыгивал на другие деревья. Это занимало минут пять, а потом все успокаивалось. И равнодушные глаза говорили о том, что кто-то ест, кто-то чешется. Только некоторые, самые пугливые, еще какое-то время настороженно смотрели по сторонам и внимательно сквозь листья разглядывали петлявшую внизу дорогу, по которой шел Шуддходана.
           Шуддходана не смотрел на обезьян. Он видел их каждый день. Шуддходана смотрел на землю, в руках у него была палка для ловли змей. Обыкновенная высушенная ветка дерева, только конец раздвоен. Достаточно крепкая, второй конец был заострен, в джунглях может случиться всякое.
            На самом деле ловля змей была для Шуддходаны лишь поводом. Разумеется, каждый раз ему приходилось ловить одну приличных размеров змею, чтобы было, что принести домой, но не это было главным. Шуддходана мечтал найти тигра. Не то, чтобы он надеялся убить тигра (хотя в семь лет это вовсе не кажется сложным), нет. Шуддходана просто хотел его увидеть. Просто потому что Шуддходана никогда не видел тигра. Ни разу в жизни. Хотя слышал о нем с детства. Каждый день. Тигром пугала его мать. Перед сном, когда он не хотел или не мог заснуть из-за духоты. Каждый раз, когда он уходил в джунгли.

                                       ***

           - Мама, а ты сама видела тигра?
           - Видела. Мне было тогда  столько лет, сколько сейчас тебе. Я была еще очень маленькая.
           - Ты тогда тоже ходила в джунгли?
           - Нет, в отличие от Шуддходаны я слушалась свою маму. Это был мертвый тигр. Охотник подстрелил его и принес в деревню.
           - Мертвого…
         - Мертвого. Но мертвый он был еще более страшный.
           - А как же ты можешь так говорить. Ведь ты же никогда не видела живого тигра.
           - Тогда дальше сам себе рассказывай, Шуддходана. А мне некогда.
           - Нет, мама, пожалуйста. Я больше не буду перебивать. Обещаю.
           - Ну ладно. Только помни, ты обещал не перебивать. На чем я остановилась?
           - Как привезли мертвого тигра.
           - Да, охотник привез мертвого тигра.
           - А как он выглядел?
           - Охотник?
           - Нет, тигр.
           - Огромный. Красный. С огромными зубами. А когти у него были как ножи.
           - Большие?
           - Вот такие.
           - Ух, ты!
           - А хвост у него был такой длинный, что он протянулся через всю деревню.

В СНАХ МЕРТВЫЕ ИНОГДА ОЖИВАЮТ.
     
           Иногда Шуддходана видел тигра во сне.
           Деревня была пуста, как будто все внезапно исчезли. Нестерпимо жаркий полдень и тишина. Множество насекомых. И мертвый тигр, лежащий у входа в дом. Вначале Шуддходана боится, потому что тигр огромный и по-настоящему страшный. Но любопытство сильнее, и вот уже Шуддходана присаживается на корточки рядом с головой тигра и кончиками пальцев проводит по пыльному лбу. Лоб теплый, наверное, его нагрело солнце, Шуддходана в любой момент готов отдернуть руку. Но тигр не двигается, и Шуддходана смелеет. Он раздвигает рот тигра и смотрит на его клыки. На солнце клыки кажутся красными и очень большими. Но Шуддходане скучно долго смотреть на клыки тигра, ему хочется увидеть глаза, хочется, чтобы тигр посмотрел на него. Двумя руками он аккуратно раздвигает тигру веки и видит неподвижный глаз с желтым зрачком. Вдруг зрачок начинает расширяться, и Шуддходана испуганно отшатывается. Тигр пару раз моргает и шумно выпускает воздух через нос. Не поворачивая головы, он осматривает разложенные перед домом вещи и наконец, останавливает свой взгляд на Шуддходане.

           - Ты живой? - спрашивает Шуддходана.
           - А ты сам не видишь? – отвечает тигр и закрывает глаза.

ВСТРЕЧА

     Идя по тропинке, Шуддходана обратил внимание на то, что обезьяны, прыгавшие над его головой, вдруг исчезли. И птичьи крики перестали доноситься до его ушей. Внезапно джунгли расступились, и Шуддходана увидел Тигра. Тигр сидел возле поваленного дерева и сосредоточенно ковырял когтем правой лапы в зубах. Он так и сяк поворачивал голову, недовольно фыркал и время от времени ударял по земле хвостом, поднимая облако пыли, засохших листьев и мелких насекомых. Некоторые насекомые приземлялась на шкуру Тигра, а других подхватывал ветер и навсегда уносил из родных окрестностей в далекие неизведанные земли.
        От неожиданности Шуддходана замер на месте, боясь пошевелиться. С одной стороны его бесконечные прогулки по джунглям наконец-то увенчались успехом. Живого тигра он увидел. Вот он Тигр.
        С другой стороны, и теперь Шуддходана понял это очень отчетливо, – зверь мог его съесть.
        Тигр перестал ковырять в зубах и посмотрел на мальчика. Первой мыслью было сорваться с места и бежать, бежать, бежать.
        Но бежать по джунглям от Тигра вряд ли получится долго. До дома он точно не добежит. Скорее всего, он не пробежит и десяти метров.
        Шуддходана повернулся одним боком и выставил вперед свою заостренную палку.
        Тигр фыркнул, поднялся и лениво двинулся к мальчику. Через пару шагов он остановился и снова сел.
        - Весьма самоуверенно с твоей стороны, не находишь? – неожиданно сказал Тигр.
        Голос Тигра оказался на удивление мелодичным. Было даже странно, что зверь, разговаривающий таким спокойным голосом, мог оглашать джунгли своим грозным рыком, который разносился на несколько километров, и заставлял опытных охотников приседать от страха, а матерей в деревнях плотнее прижимать к себе своих детей.
        Тому факту, что Тигр вообще разговаривает, Шуддходана наоборот нисколько не удивился. Ведь во сне Тигр тоже разговаривал? Да и помимо сна Шуддходана много раз мысленно разговаривал с Тигром. В каком-то смысле тот стал единственным собеседником, пускай и воображаемым, которому мальчик мог рассказать многие из тех своих мыслей, над которыми другие бы просто посмеялись. И уж точно бы не поняли. Никто. Даже мама.
        - Палка острая? – поинтересовался тигр.
        - Очень. Легко может проткнуть самую прочную шкуру.
        - Ну, это вряд ли, - тигр усмехнулся. – А вот для того, чтобы поковыряться в зубах, - в самый раз. Только ковыряться придется тебе, - Тигр поднял лапу, из которой вытянулись отточенные когти. – У меня палку крепко держать не получится. Еще выткну себе глаз ненароком.
        Шуддходана посмотрел на него с недоверием.
        - То есть ты меня не съешь?
        - А зачем мне тебя есть?
        - Ну, тигры же ведь едят мясо, в том числе человеческое.
        Тигр прищурился.
        - Слушай, вот сколько ты весишь?
        - Не знаю, - пожал плечами Шуддходана. – Немного меньше, чем мешок риса.
        - Ну и что мне тут есть? – усмехнулся Тигр. - Годовалый олень весит больше. А двухгодовалый в два раза больше. А трехгодовалый знаешь, во сколько?
        - В три раза больше? - предположил Шуддходана
     - Нет, - отрицательно покачал головой тигр, - Трехгодовалый весит уже почти как взрослый. Не говоря уж о том, что он наверняка вкуснее тебя.
        Шуддходана шмыгнул носом. Почему-то ему стало немного обидно за себя. Тигр тем временем разинул пасть и лапой показал мальчику, где следует искать.
        Шуддходана вплотную приблизился к тигру. Его равномерно обдавало горячим мясным дыханием. С левой стороны между клыком и соседним с ним зубом мальчик увидел застрявший жилистый кусок мяса, похожий на огрызок хвоста. Не исключено, что он принадлежал тому самому оленю, о котором говорил тигр.
        Шуддходана вставил палку и начал выковыривать застрявший кусок. Тигр мужественно старался не вертеть головой, лишь его язык рефлекторно подергивался. В этот момент мальчик подумал, что если он сейчас воткнет палку прямо тигру в пасть, тот умрет. А Шуддходана станет самым юным охотником, сумевшим убить Тигра.
        Шуддходана встречал охотников на тигров. Как бы долго удача не сопутствовала им, однажды они уходили в джунгли и не возвращались.
        Но он не встречал ни одного, кто помогал живому тигру выковырять из зубов застрявший кусок. И хотя Шуддходана понимал, что ему никто не поверит, он отогнал от себя мысль о легкой охотничьей славе и с удвоенной силой принялся ковырять между тигриными зубами.
        Наконец его старания увенчались успехом, и застрявший кусок вылетел из открытой пасти. Шуддходана отскочил в сторону и снова на всякий случай выставил перед собой палку.
        Тигр пару раз щелкнул зубами, потом подошел к вылетевшему куску и тщательно осмотрел.
        - Сколько раз зарекался есть хвосты, - поморщился он. – А ничего не могу с собой поделать. Иногда такое настроение накатит, что обязательно тянет сожрать какую-то дрянь.
        Он посмотрел на Шуддходану.
        - Спасибо, - тигр укоризненно посмотрел на нацеленную на него палку, Шуддходана опустил ее и воткнул в землю.
        Тигр улегся на землю.
        - Ну что, познакомимся?

ЗНАКОМСТВО

     - Так значит, ты всю жизнь мечтал увидеть живого тигра? – поинтересовался Тигр.
     - С самого раннего детства.
     - А сколько тебе?
     - Семь.
     - Много. По тигриному - треть жизни. Это если сильно повезет. А если не повезет, то половина. Ну, а если совсем не повезет…
     Тигр вздохнул и отвернулся.
     - А тебе сколько? – в свою очередь поинтересовался Шуддходана.
     - Пять. В переводе на человеческий примерно пятнадцать. С лишним.
     - Много, - серьезно сказал Шуддходана. - Моей маме было пятнадцать, когда она меня родила. А у тебя есть дети?
     - Какие дети, когда вся жизнь одна сплошная охота? Либо ты охотишься, либо на тебя охотятся. А еще спать надо, - Тигр помолчал. – Да и не люблю я их,  - Тигр снова помолчал. – К тому же последнюю самку в этих краях пристрелили год назад, - он вздохнул. – Хотя руку этому гаду она все-таки откусила. А все остальное я откусил, когда он спустя месяц за мной вернулся.
     Над поляной повисло молчание, жужжали насекомые, и откуда-то издалека доносился шум водопада. Молчание прервал Шуддходана.
     - Получается, так и будешь жить один?
     - Да, один это ладно, - поморщился Тигр. – К этому привыкаешь. Уезжать я отсюда не хочу.
     - Куда уезжать? – удивился Шуддходана.
     - В Москву. Птицы знакомые рассказали.
     - А это далеко?
     - Говорят далеко. Через океан плыть.
     - А зачем тебе туда плыть?
     - Да мне и не надо. Но птицы сказали, что скоро приедет специальная бригада для моего отлова. Мол, в дикой природе, по их мнению, я погибну от рук браконьеров. А когда поймают, собираются подарить Московскому Зоопарку в качестве живого символа нашей страны. Повезут меня за океан - и прощай, джунгли.
     - Везет тебе! - восхищенно сказал Шуддходана.
     От удивления Тигр поднял голову, а потом и вовсе сел.
     - Чего?
     - Ты же поедешь путешествовать! Увидишь другие страны!
     Тигр криво усмехнулся.
     - Да дались мне эти другие страны! Что я там делать буду? Местных тигриц обхаживать? Мне здесь нравится. К тому же есть здесь одна леопардиха, - наткнувшись на непонимающий взгляд Шуддходаны, тигр осекся. – Впрочем, детям об этом знать рано.
     - Я тебе завидую, - искренне сказал Шуддходана.
     - В смысле леопардихи? Могу познакомить, если хочешь. Только она нервная и пугаться любит. И людей не любит. И вообще никого не любит.
     Шуддходана мечтательно посмотрел в небо.
     - Потому что уедешь. Далеко-далеко. Совсем далеко. Я вот никогда никуда не уеду. Я ведь дальше своей деревни нигде не был. Только в джунглях. И никогда не буду, - мальчик перевел взгляд на Тигра. - Хотел бы я оказаться тобой. Сидел бы здесь и ждал, пока не увезут.
     Тигр посмотрел на него с недоверием.
     - Ты серьезно?
     - Конечно!
     - То есть абсолютно серьезно?
     - Конечно!
     - И тебя бы не смутило, что ты больше никогда не увидишь маму?
     - Она скоро умрет, так сказал доктор, который приезжал к нам в деревню. Значит, я и так скоро ее никогда не увижу.
     - Друзей?
     - У меня нет друзей. Все остальные в нашей деревне либо гораздо старше, либо совсем маленькие.
     - А ты уверен, что никогда об этом не пожалел бы?
     - Уверен.
     - И даже, если обратного пути не будет?
     - Я уверен, - твердо сказал Шуддходана.
     Тигр помолчал, обдумывая какую-то мысль.
     - Это можно устроить, - Тигр поднялся на лапы. – По крайней мере, попробовать. Пойдем, придется прогуляться в джунгли. По дороге все расскажу. А ты пока хорошо подумаешь. Если передумаешь, я не обижусь. И палку свою не забудь, еще обратно возвращаться.
     Тигр размеренным шагом двинулся вглубь джунглей, а Шуддходана, выдернув из земли заостренную палку, которую уже успела облюбовать пара спаривающихся тропических стрекоз, побежал следом.

ПРОИСХОДИТ ОБМЕН

     Шуддходана и Тигр стоят возле полуразрушенной стены давно заброшенного храма. Почерневшие от дождей и времени камни оплетены лианами, кое-где из стены к солнцу пробиваются молодые растения, а сама стена одним боком ушла в землю. В центре стены находятся два на удивление хорошо сохранившихся барельефа. Правый изображает тигра, второй ребенка. Глаза у обеих фигур закрыты. Создается впечатление, что барельефы живут своей, совершенно отдельной от остальной стены, жизнью. Жизнью, которой не страшны ни дожди, ни ветер, ни время.
     - Я много раз приходил сюда, - произносит Тигр. - Пытался понять, что эти фигуры значат. В первую очередь я не мог понять, почему они одинакового размера.
     - И ты понял?
     - Только после того, как встретил тебя сегодня.
     - Почему меня?
     - Потому что я не встречал другого ребенка, который хотел бы стать мной.
     Шуддходана подходит к барельефам поближе и касается рукой фигуры ребенка. Пальцы мальчика начинает слегка покалывать, а по телу пробегает легкий озноб.
     Шуддходана отдергивает руку и поворачивается к Тигру.
     - Это место волшебное?
     - Не знаю. После долгого общения с охотниками я в волшебство не верю.
     - Тогда что это?
     Тигр усаживается на землю и чешет лапой за ухом.
     - У тигров есть такая легенда, - начинает он, -  что когда-то давно Тигр и Человек были одним существом. Это существо было не только сильным, кровожадным и быстрым, как тигр. Но и хитрым, подлым и коварным, как человек. В общем, можешь себе представить, что это была за злобная тварь. Оно ходило по земле и пожирало все, что попадалось на пути. Ну и однажды сожрало все, что не спряталось под водой или не ушло под землю. А поскольку голодать никому не нравится, то злоба существа достигла такого предела, что оно начало пожирать само себя.
     Тигр замолкает, и Шуддходана спрашивает.
     - Сожрало?
     Тигр скептически смотрит на Шуддходану.
     - Если бы сожрало, мы бы с тобой здесь не сидели, - он делает паузу. -
Но почти. В общем, не знаю, что там дальше случилось – то ли молнией в него боги кинули, то ли еще что. Одним словом – существо разделилось на две части – на тигра и человека. Которые с тех пор непрерывно враждуют друг с другом, чтобы все остальные существа на земле могли хоть как-то существовать. А произошло все на этом самом месте.
     - Откуда ты знаешь, что на этом? – недоверчиво спрашивает Шуддходана.
     - Я так думаю, - веско отвечает Тигр. – Собственно то, что получилось после разделения здесь и изображено.
     Шуддходана еще раз внимательно смотрит на барельефы.
     - Но почему существо разделилось на тигра и ребенка? А не на тигра и взрослого?
     - Потому что по хитрости и подлости с ребенком не сравнится ни один взрослый, - резонно отвечает Тигр. – А когда ребенок вырастает, добавляется еще и коварство. Можешь называть его опытом.
     Шуддходана резко оборачивается к Тигру, его глаза блестят.
     - Если так и было на самом деле, значит, мы снова можем стать одним существом? Если очень сильно захотим. И тогда мы вместе отправимся в путешествие за океан!
     Тигр отрицательно мотает головой.
     - Боги – не идиоты, даже если их не существует. Если они уж что-то делят, то навсегда. К тому же ты забываешь – я-то ехать никуда не хочу.
     - Тогда зачем ты меня привел сюда? – Шуддходана уже чуть не плачет. – Чтобы рассказать дурацкую сказку?
     - Нет, - серьезно отвечает Тигр. – Я думаю, на этом месте мы можем обменяться душами. Ты станешь мной, а я стану тобой. Тебя поймают и увезут путешествовать через океан, как ты и хотел. А я, как и хотел, останусь здесь. Правда придется привыкнуть носить на поясе эту грязную тряпку.
     Шуддходана не раздумывает ни секунды.
     - Я согласен.
     - Точно? Я же сказал – обратного пути не будет. Никогда.
     - Как мы это сделаем?
     Тигр озадаченно смотрит на Шуддходану.
     - Не знаю.
     - Не знаешь?
     - Откуда?
     - Будем ждать молнию?
     - Долго ждать можно, - Тигр смотрит на барельефы. – Можно попробовать сделать, как они. Встать рядом и закрыть глаза. Вдруг подействует?
     Шуддходана и Тигр встают каждый напротив своего барельефа и закрывают глаза.

     И они обмениваются душами.

РЕСПУБЛИКА КАМНЯ

       Ливень, гром и молния.
       И для чего оставаться собой, если есть возможность стать кем-то другим?
       Все можно использовать.
       Главное – камень.
       Вселенная была Империей Камня.
       Но Вселенную Империю предали, а ее законных правителей убили.
       И чтобы не было волнений, убили их детей.

       - Мы поступили правильно! – Главный Учетчик выступает перед публикой. - Иначе они убили бы нас!
Публика, состоящая из наполненных разноцветной водой пузырей и одноцветных ливров, бешено аплодирует.

       Советник подходит к Главному Учетчику и говорит ему на ухо:
       - Мы только что получили информацию с Земли. Она может вас напугать.
Наследники живы.
       Главный Учетчик сходит с трибуны. Он в бешенстве.
       - Это невозможно! Они должны были убить друг друга!
       - Они не убили.
       - Значит, сделайте так, чтобы убили.
       - Не волнуйтесь, они все равно никогда не смогут сюда вернуться.
       - Дайте руку.
       Советник покорно протягивает руку, а Главный Учетчик начинает резать воздух.
       - Мне не нужна ваша рука. Я хочу, чтобы вы поняли.
       Воздух режется все дальше, и линия разреза подбирается к лицу Советника.
       - Поймите, - говорит Главный Учетчик, - Пока они живы, я не могу быть спокоен. Никто из нас не может быть спокоен. Вспомните, ведь я еще тогда предлагал их убить.
      Замерев, Советник, смотрит на разрезанный воздух, остановившийся в сантиметре от его глаза.
      - Но вы же знаете, почему мы не могли убить их! Нарушилось бы равновесие.
      Главный Учетчик слегка наклоняется, и лицо Советника делится на два лица.
      -  Я всегда ненавидел равновесие. Как жить в Мире, зная, что где-то живет кто-то, кто мечтает тебя убить?

Я СТАНУ ВАС УБИВАТЬ

       И ни один из вас не спасется.

МЕДЛЕННО И МЕТОДИЧНО

       до тех пор, пока у вас не сломаются все кости, а из носа не пойдет кровь
       а потом я продолжу
       а вы умрете,
       потому что вы не нужны,
       потому что вы не те, с кем хочется обмениваться душами
       потому что у вас нет души
       у вас вообще ничего нет
       медленно и методично

И УДАРЮ ТОКОМ

       А потом я разрежу вам грудь и вставлю туда свое сердце. Потом зашью и ударю током. И вы оживете. Только теперь у вас в груди станет биться два сердца.    Мое и ваше.
       Тук,
       тук,
       тук,
       тук.

       Ожили?
       Хорошо.
       Пора начинать.

ПРОИЗОШЛО

       Шуддходана очнулся от того, что его пинали в бок. Он открыл глаза. Он очнулся, открыл глаза и напротив себя увидел семилетнего мальчика в грязной набедренной повязке, который радостно пинал его ногой и кричал – «Посмотри, у нас получилось»!
      Шуддходана попытался подняться и обнаружил, что его руки какие-то мохнатые, полосатые, и они – звериные лапы. И получил – новый пинок под бок.
      - У нас получилось! – радовался мальчик. – Теперь Тигр – это ты. А Шуддходана – это я!
      Он начал вставать на лапы, во всем теле чувствовалась слабость, и болели уши.
      - Получилось! – не отставал мальчик. – Получилось!
      С неба полетели птицы, справа запрыгали обезьяны.
      - Почему они летят и прыгают? – Шуддходана почти встал.
      Перед ним была стена полуразрушенного храма, почерневшая от дождей, ветра и времени. На стене было два удивительным образом сохранившихся барельефа – на одном был изображен ребенок, а на другом тигр. Теперь глаза у обоих были открыты. И теперь Тигром был он, а кто стоял рядом? Что-то слабое, мясное и подлое. Которое хочется убить, а потом сожрать.
       Тигр в теле Шуддходаны тоже увидел этот взгляд, поднял палку и на всякий случай отошел.
       - Ты для начала успокойся. Трансформация – сложная штука. Я предупреждал. Помни о том, что ты в своем нынешнем облике меня одной лапой задрать сможешь.
       Шуддходана встал и посмотрел на свое отражение в луже, которая успела накапать за время ливня. Зрачки глаз стали вертикальными, на лице выросли длинные белые вибрисы, и сам он стал Тигр.
       Мальчик посмотрел на него с сожалением.
       - Пошли обратно на поляну. Ты станешь там ждать комиссию по отлову, а я пойду.

       На этом месте автор сделает небольшую заметку. Он хотел разделить эпизод на три части и продержать читателя в напряжении еще три дня. Но не стал. И решил сегодня же рассказать, как сложились судьбы Шуддходаны и Тигра. Не потому что автор такой добрый, а потому что эта история закончилась там же и тогда же. После того, как Шуддходана и Тигр дошли до поляны, они больше не виделись. В таком случае, чего тянуть?

       Вот, как сложится судьба Тигра (переселившегося в тело Шуддходаны).

       Он вернется в деревню к маме. Спустя год она умрет, и он попадет в подсобные рабочие к местному индийскому кузнецу. Тигр, заключенный в теле семилетнего мальчика, не станет выносить издевательств хозяина, нагрубит и пообещает его убить. Тогда хозяин схватит его за лицо, разожмет челюсти, возьмется за язык – и вырвет. Щипцами. После этого Тигр утратит дар речи и до конца своей жизни не произнесет ни слова. В ту же ночь он убьет кузнеца и навсегда уйдет из деревни.
        Ради еды он станет устраиваться на любые работы, а ночевать будет на улице.
        Однажды он примкнет к террористической организации «Тигры освобождения. Тамил Илама». А еще спустя два года станет руководителем одной из боевых ячеек.
Он станет наводить ужас на врагов, советников и противников. А его немота станет восприниматься ими как отличительный фирменный знак.
       В одной из боевых операций его убьют. Хотя самые близкие к нему люди будут убеждены – тот взрыв в кафе он сознательно организовал сам.

      А вот как сложится жизнь Шуддходаны.
      Шуддходана, переселившийся в тело Тигра, не обманул. После расставания он так и остался сидеть на поляне и ждать комиссию по отлову. Прошла неделя, потом вторая. Его поливали дожди, он не ел, и однажды они пришли.
      Они вышли из кустов, очень напряженные и напуганные. И очень удивились, что тигр не бросается на них, а сидит спокойно. Но на всякий случай они выстрелили в него большой дозой снотворного. И Шуддходана опять упал.
      Дальше все было, как и обещалось. Пробуждение на встрече мировых лидеров, любование тигром, а потом новый выстрел снотворного перед тем, как везти через океан. Перевозка стоит денег, поэтому лучше не рисковать.
      Все время, пока они плыли через океан, Шуддходана спал, усыпленный снотворным для животных, в трюме в железном ящике. А когда корабль подошел к порту, и он проснулся, в него выстрелил снотворным еще раз.
      Следующий раз он очнулся уже в клетке Московского зоопарка. Он стоял перед решеткой, а ему протягивали обслюнявленные конфеты, а если он отказывался их есть,  ночью работники зоопарка связывали ему лапы и били. Не потому что они плохие и садисты – такова их Работа.
      Шуддходана всю жизнь мечтал о путешествиях, но он не думал, что все свое путешествие он проведет запертым в железный ящик, а закончит в клетке.
      Поэтому Тигру, приехавшему из Бенгалии, не нравится восход солнца, не нравится закат и те, кто подходят к клетке и на него смотрят.
      Но однажды утром он видит напротив своей клетки странную девушку. Она сидит на скамейке и смотрит на него. Ее обходят люди, охранники и уборщики. И никто из них не видит то, что с такой отчетливостью видит Шуддходана, запертый в теле Тигра.
      На руках девушки горят огненные иероглифы. Но никто этого не замечает. Даже сама девушка. Шуддходана завороженно смотрит на ее руки и понимает, что иероглифы ему знакомы. Он видел их в храме.
      Руки девушки загораются, и идущий от них жар поджаривает валяющееся в углу его клетки мясо. Но это видит только Шуддходана, запертый в теле Тигра. Он рявкает на тех, кто в этот момент подошел к его клетке и бьет по земле хвостом, поднимая облако пыли, листьев и мелких насекомых.

       В этот момент он еще не знает, что ее зовут Грэта.
       И что их судьбы окажутся переплетены навсегда.
       И что она специальный агент Интерпола.
       И что она прибыла в Москву с секретным заданием.
       И к Шуддходане, запертом в теле Тигра, это задание не имеет никакого отношения.
       Но именно она освободит его из клетки.
       Если выживет и не умрет.
       А она не умрет. Потому что ее зовут Грэта Гройс. И она лучшая профессиональная убийца на планете Земля.
       За исключением своего брата.

ГРЭТА НЕ ВИДИТ ЗВЕЗД

       А вечером Грэта стоит у окна и смотрит на звезды. Сегодня небо низкое, и звезд не видно. Но Грэта помнит их все. Названия звезд звучат как заклинание. И Грэта убеждена -  это заклинание принесет ей счастье.

А – Альнаир
Б – Бекрукс
В – Встреча
Г – Гемма
Д – Денеб
Е – EV Ящерицы
Ж – Жизнь
З – Звезда Пистолет
И – Йота Летучей рыбы
К – Канопус
Л – Лакайль 8760
М – Мирида
Н – Нусакан
О – OGLE-TR-182
П – Процион
Р – Рана
С – Сигма Октанта 
Т – Тубан
У - Ужас
Ф – Фекда
Х – Хи Треугольника
Ц – Центавра
Ч – Чувство
Ш – Шемали
Щ – Щит
Э – Эта Киля
Ю - Ю
Я - Я

К0НЕЦ 4-ОЙ ГЛАВЫ.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

+1

2

-----------------------------------------

0


Вы здесь » [][ Чердак и подвал ::литературный форум Стихи ру » Геном-Екклезиаст рассказы » ТИГР, ( из романа "НЕМОТИВИРОВАННАЯ АГРЕССИЯ")